Российский Футбольный Союз

Общероссийская общественная организация

11:02, 16 июля 2021

"Мама знает всё" с Татьяной Аршавиной. Подкаст

Российский футбольный союз и Газпромбанк продолжают второй сезон радиошоу "Мама знает всё" на "Авторадио", в котором мамы игроков сборной России впервые рассказывают о карьерном пути своих сыновей и открывают секреты воспитания чемпионов.

Это программа устами тех, кто открывал любые двери, чтобы сыновья получали шанс в футболе. Кто работал с утра до вечера, чтобы купить сыну новые бутсы. Кто зажмуривал глаза, смотря его первый матч по телевизору. О тех, кто всегда оставался в тени, но был ближе всех к происходящему.

Автор и ведущая программы - Катрина Гайсина и звезда "Мурзилки Live" Татьяна Гордеева.

Слушайте двенадцатый выпуск программы с Татьяной Аршавиной — мамой трёхкратного чемпиона России, победителя Кубка и Суперкубка УЕФА в составе "Зенита", бронзового призёра чемпионата Европы 2008 года Андрея Аршавина в нашем подкасте на Youtube-канале или читайте расшифровку эфира на сайте РФС.

Из этой программы вы узнаете:

  • О том как Андрей начал ходить в девять месяцев
  • Увлечении шашками и выборе между большим и мини-футболом
  • Первом выезде в Италию в составе "Смены"
  • И многом другом!

Гости эфира - один из лучших нападающих российской сборной, обладатель кубка УЕФА Александр Кержаков и тренер сборной России на ЕВРО 2008 Александр Бородюк.

Чемпион по шашкам

Т. ГОРДЕЕВА: Всем здравствуйте. Это программа "Мама знает всё", в которой мамы чемпионов рассказывают, как они растили своих детей, как перестраивали семейный быт под спортивный график ребёнка, как прошли через медные трубы и как справляются со скандалами, связанными с тем, что на имени их ребёнка многие не против хайпануть — я использую даже такое слово. Кстати, все выпуски программы доступны на подкаст-платформах, забивайте "Мама знает всё" — и слушайте в удобное для вас время.

К. ГАЙСИНА: Это проект Российского футбольного союза при поддержке "Газпромбанка". В студии — ведущие Катрина Гайсина и Татьяна Гордеева. Сегодня мы в Санкт-Петербурге. Здесь мы встречаемся с мамой одного из самых сильных, знаменитых и самых обсуждаемых футболистов современной России. В студии мама Андрея Аршавина, Татьяна Ивановна Аршавина. Добрый день.

Т. АРШАВИНА: Добрый день.

Т. ГОРДЕЕВА: Здравствуйте, Татьяна Ивановна, спасибо огромное, что пришли к нам на программу. Очень рады встрече, и действительно, очень благодарны. Признавайтесь, Татьяна Ивановна: сколько процентов успехов вашего сына можно приписать именно вам? Маме, которая помогала, вкладывала, старалась, поддерживала.

Т. АРШАВИНА: Трудно сказать. Моей-то задачей было поддерживать то, что было ему отпущено богом. Потому что он родился, можно сказать, с мячом. Очень рано начал ходить, в 9 месяцев слез с дивана и побежал. С этого момента он уже не вставал на четвереньки, а ходил. Мяч был для него чем-то необыкновенным, потому что с мячом он мог делать всё, что угодно, когда был маленький. И было абсолютно понятно, что его путь — это футбол.

Когда мы ходили в садик, детки уже кто чем занимался, а мы всё ждали, когда будет набор в школу "Смена", чтобы его туда отвести. Хотя он тогда и шашками тоже увлекался. Ему это очень нравилось, потому что не надо было спать в это время. Ему ещё не было семи лет, когда папа отвёл его в "Смену". У него день рождения 29 мая, а набор был в начале мая. Его сразу взяли. Тренер по шашкам расстроился, просил его оставить, ходить, не бросать. Но поскольку футбол занимал всё время, пришлось выбирать. Вообще, когда он заканчивал школу "Смена", у него ещё не было контракта с "Зенитом", его очень звали в мини-футбол, говорили, что он будет такая звезда мини-футбола, ну такая звезда! И что для большого футбола он совсем не годится, такой маленький, щупленький, там его задавят, и вообще он потеряется на поле. Андрюша сказал: "Нет. Если у меня не получится в большом футболе, тогда я вернусь в мини-футбол".

Т. ГОРДЕЕВА: А то, глядишь, и в шашки.

Т. АРШАВИНА: Такой выбор неоднократно ему приходилось делать на пути становления. Выбрать что-то другое, нежели большой футбол. Но он был уверен в своём выборе.

Т. ГОРДЕЕВА: Слушайте, а если его сейчас за шашки посадить — сможет сыграть или уже нет?

Т. АРШАВИНА: В шашки однозначно сможет, и в шахматы он хорошо играет. Он может быть давно это не делал, но если потренироваться, думаю, что покажет себя с хорошей стороны. Андрюша, если ему что-то нравится, идёт до конца.

К. ГАЙСИНА: Андрей Аршавин, трёхкратный чемпион России, победитель Кубка и Суперкубка УЕФА в составе "Зенита", бронзовый призёр Чемпионата Европы 2008 года, того самого, знакового для национальной сборной России. Плюс ещё обладатель Суперкубка Казахстана. Татьяна Ивановна, сейчас, когда Андрей уже закончил карьеру, по вашему мнению — он всё получил от футбола или мог ещё-что-то завоевать, где-то реализоваться?

Т. АРШАВИНА: Я уверена, что мог бы. И в Англии могла бы карьера сложиться по-другому. Но это уже истории его личной жизни, которые помешали ему достичь больших успехов в спорте. Я просто в этом уверена.

Т. ГОРДЕЕВА: Они подломили его как-то?

Т. АРШАВИНА: Нет, дело даже не в том, что подломили. Просто нужно концентрироваться на футболе, отдавать себя всего. А когда тебя начинают рвать на части, тянуть в разные стороны… Ведь что такое вообще спорт больших достижений? По-моему, 90% — это психология, а потом уже физика. И если человека психологически начинают прессовать, то очень тяжело показывать высокий результат. Но сложилось, как сложилось, кого тут винить? Это был его выбор, поэтому получили то, что есть.

Попал под машину

К. ГАЙСИНА: 40 лет назад, в 1981 году в Ленинграде родился мальчик Андрей Аршавин. Говорят, что папа Андрея был увлечён футболом. Расскажите нам про папу Андрея.

Т. АРШАВИНА: Папа занимался в детской спортивной школе "Динамо". Он закончил школу и учился в радиотехническом училище от "Светланы". Раньше при производствах были команды, он играл за "Светлану", и играл очень хорошо. Но или характера не хватило у самого Серёжи, или так складывались обстоятельства, но у него не получилось выйти в большой спорт. А потом началась перестройка, команда производству стала уже не нужна, её некому было содержать. Он остался там работать, а потом перешёл на "Красный Октябрь", это было ближе к дому, мы тогда жили на Васильевском острове. Через какое-то время мы с Серёжей развелись и, к сожалению, он рано ушёл из жизни.

К. ГАЙСИНА: А если возвращаться к тому времени, в футбольную школу Андрея, получается, папа отвёл?

Т. АРШАВИНА: Отвёл папа. Я была дома в этот день, абсолютно точно. И я была уверена, что там всё будет хорошо. Тренировки были 5 раз в неделю, нужно было возить его в спортшколу. Папа работал, я тоже. Как-то нам помогали родственники, я нанимала няню, чтобы он добирался. Но всё это было очень тяжело и сложно. Потом мы с Серёжей развелись и вообще всё на меня легло, и я решила отдать Андрюшу в "Динамо", потому что у нас около дома проходил трамвай, который шёл прямо на "Динамо".

Т. ГОРДЕЕВА: А до "Смены" сколько нужно было ехать?

Т. АРШАВИНА: А до "Смены" нужно было долго ехать, до метро добираться две остановки на автобусе или трамвае, или пешком, потом в метро с пересадкой, а потом ещё до улицы Верности ещё несколько остановок до спортшколы. Короче говоря, я сказала: "Андрюша, будешь, наверное, в "Динамо" ходить". Потому что — ну невозможно. Я сказала тренеру, Виктору Всеволодовичу Виноградову, что я его заберу, пожалуй, и он будет в "Динамо" тренироваться. На что Виктор Всеволодович сказал: "Вы знаете, этого мальчика я никому не отдам". А мальчику было 7 лет.

Т. ГОРДЕЕВА: Только-только всё началось.

Т. АРШАВИНА: Только всё началось, полгода прошло, как он начал тренироваться в "Смене". И тогда Виктор Всеволодович помог, он так сорганизовал родителей, которые по дороге туда его как-то подбирали, или наоборот, обратно до какого-то момента провожали, чтобы он мог вернуться домой.

Т. ГОРДЕЕВА: Продуманная логистика!

Т. АРШАВИНА: Это тоже было не всегда, но помощь была конкретная. Но Андрюша сказал: "Знаешь, мама, я буду сам ездить". И я подумала — чему быть, того не миновать. По первости решила посмотреть, как же он сам-то поедет? И собралась за ним ехать. Это было зимой, я в зимнем пальто, в сапогах на каблуках, за ним. Он по лестнице бежит бегом, я тоже, шапка из песца на сторону, пальто наполовину расстёгнуто, я на этих каблуках бегу за ним. Смотрю — он стоит на одной ножке и смотрит в туннель. Я чуть в обморок не упала. Представляете, он на краю стоит и смотрит, где поезд едет!

Т. ГОРДЕЕВА: Но вы так и не сдали себя?

Т. АРШАВИНА: Нет, конечно. Он вообще не знал, пока не вырос, что я тогда за ним поехала.

Т. ГОРДЕЕВА: А это был единственный раз?

Т. АРШАВИНА: Это был единственный раз.

Т. ГОРДЕЕВА: Вам нужно было просто проверить.

Т. АРШАВИНА: Да, мне надо было просто проверить, как он поедет, как это всё происходит. И когда мы уже добрались до той станции метро, где надо было выходить и пересаживаться на автобус, чтобы до спортшколы доехать, я вышла уже вся красная и мокрая. Потому что он наверх-то тоже бегом, а я уже не могу, я уже всё.

Т. ГОРДЕЕВА: У вас уже тренировка подошла к концу.

Т. АРШАВИНА: Да. И когда я вышла из метро и увидела, как он перебегает перекрёсток, чтобы успеть на автобус, который сейчас тронется, в последнюю дверь залетает, и автобус уезжает. А я выползла из этого метро и думаю: "Боже, какой кошмар…" Но подумала, что больше я за ним не поеду, поэтому что это закончится трагически — для меня, прежде всего. Потом, когда он вернулся, я ему ликбез провела, как нужно вести себя в метро, что нельзя стоять на краю, и тем более, смотреть в туннель.

Т. ГОРДЕЕВА: Но он не заподозрил вас?

Т. АРШАВИНА: Нет-нет. И всё, стал ездить сам. Но был такой момент — даже не помню, сколько ему было лет, 12 или 13 — когда его всё-таки сбила машина.

Т. ГОРДЕЕВА: Он как раз тоже ехал на тренировку?

Т. АРШАВИНА: Он ехал с тренировки, переходил дорогу и так случилось, что испугался остаться между трамваями. Трамвай шёл справа и слева, и он решил перед трамваем — он же юркий такой — пробежать. И пробежал. Но не ожидал, что за трамваем машины уже начали движение на перекрёстке. И его сбили. Он летел, на плечах у него был ранец, а в нём пенал, этот пенал потом просто в крошку… И его спас этот ранец. Он ушибы получил, на теле были ссадины, содрана кожа, кровь текла, разбито лицо. К нему подошли люди, говорили: "Мальчик, давай "скорую" вызовем, тебе нужно в больницу". Он сказал: "Нет, меня мама дома ждёт, мне нужно домой".

И молодая девушка, она или в метро его увидела, или тут уже, взялась сопроводить его домой. Я не знаю ни её имени, ни откуда она, сколько даю интервью, всегда говорю: "Господи, спасибо вам большое. Дай бог вам долгих лет жизни, здоровья". И она его почти до дома довела, он сказал: "Дальше я сам дойду". Поэтому я не знаю, кто она такая, и как это произошло. Слава богу, без переломов. Были ушибы, но всё это прошло, вот так бог миловал.

К. ГАЙСИНА: Татьяна Ивановна, а кто первым сказал, что у вашего сына есть талант и реальные способности?

Т. АРШАВИНА: Это был папа, конечно. Хотя папа всегда говорил: "Андрюшка молодец, хорошо в футбол играет. Но я играю лучше". Мы с Андрюшей всегда думали, что это он его так подкалывает, что это шутка. В итоге как-то Андрюша мне сказал, что папа был супер. И если бы была возможность играть на профессиональном уровне и убрать негативные моменты из его жизни, то он бы, действительно, мог стать звездой в своё время.

Т. ГОРДЕЕВА: Значит генетика работает.

Т. АРШАВИНА: Я вообще хочу сказать, что всё самое хорошее, что в нём было, Сергей отдал Андрюше.

К. ГАЙСИНА: А вы сами в то время как к футболу относились?

Т. АРШАВИНА: У меня родной брат футболист, он закончил эту же спортивную школу "Смена", и дядя, Дмитрий Михайлов. И брат, и муж, и сын. Футбол всё время. Но я вам хочу сказать, что я особо в футболе не разбираюсь, есть моменты, которые я до сих пор не могу определить на поле. Очень долго я не понимала, что такой офсайд.

Т. ГОРДЕЕВА: До сих пор? С вашим-то стажем?

Т. АРШАВИНА: Сейчас как-то уже могу определить, но очень долго не могла. А вообще я болельщик очень активный, очень громкий, могу свистеть двумя пальцами на стадионе, кричать. Причём я очень нецензурный болельщик. Вообще не знаю, откуда это, но почему-то, когда что-то не складывается на поле, из меня вот это прёт. В обычной жизни я так не разговариваю.

Т. ГОРДЕЕВА: Но понятно, это только тогда, когда играет сын.

Т. АРШАВИНА: Не только. Когда играет сборная, вот как сейчас, вот это возмущение тоже из меня выходит как-то неправильно.

Т. ГОРДЕЕВА: Могу только предположить.

Т. АРШАВИНА: Ой, вы не можете предположить. Знаете, был такой случай, приехало телевидение смотреть какой-то матч, где Андрюша играл. Игра, как всегда, складывалась очень драматично, и какое-то время не в нашу пользу. Сидят люди, которые меня снимают, я на диване, перед большим экраном, там что-то происходит — а я не могу болеть. Я без этих слов болеть не могу. И только: "И! И! И!", — как хрюшка, которую режут. Ничего не могу сказать, не могу выразить. Обычными словами это не передаётся никак. Короче, эти мои писки-визги не вошли, слава богу, никуда. Что-то я там для камеры прокричала, но это была не я. Я так не болею. Когда я ходила на стадион, и все уже знали, естественно, что я мама Андрея (потому что у нас были одни и те же места, одна и та же публика), и я там тоже, да… Конечно, я пыталась себя сдерживать, но иногда это было невозможно.

Т. ГОРДЕЕВА: А кто вас научил свистеть-то с двумя пальцами?

Т. АРШАВИНА: А это у меня из пионерского лагеря. Я вообще была активным ребёнком, много где в детстве занималась, в кружках и так далее.

К. ГАЙСИНА: А каким-то спортом вы тоже занимались?

Т. АРШАВИНА: Я долго танцевала, занималась хореографией. В раннем детстве занималась художественной гимнастикой, а в спортлагере чем только не занималась. У нас тоже была футбольная команда, и вот там все мальчишки свистели и меня тоже научили двумя пальцами свистеть: язык подворачиваешь, два пальца закладываешь — и вперёд. Но я давно уже не свистела, язык уже толстый, наверное, не получится. А раньше — легко, и мне это нравилось. Вообще, конечно, на футболе человек раскрепощается, он такой, какой есть и такую бурю эмоций можно из себя выдать. Тем он и хорош, и это нужно беречь, поощрять, всем заниматься, играть и болеть.

К. ГАЙСИНА: Это программа "Мама знает всё". В студии "Авторадио" мама Андрея Аршавина, Татьяна Ивановна Аршавина. Мы прервёмся на несколько минут.

*****

Русский Марадона

Т. ГОРДЕЕВА: Лучший футболист России 2006 года, игрок, который 7 раз выходил в список 33-х лучших футболистов национального чемпионата, бывший капитан сборной страны, заслуженный мастер спорта России, ну и плюс там званий и регалий столько, что мы полпрограммы можем их перечислять. Андрей Аршавин, говорим сегодня о нём. В студии мама футболиста Татьяна Ивановна Аршавина.

К. ГАЙСИНА: "Мама знает всё" это проект Российского футбольного союза при поддержке "Газпромбанка". Татьяна Ивановна, расскажите про первые турниры, когда он начал выезжать с футбольной школой "Смена". Как вам было?

Т. АРШАВИНА: Первый выезд за границу у них был в Италию. И когда я приехала на вокзал его забирать — стоит Андрюша и вокруг него 4 огромных спортивных сумки вещей. Я его беру за руку, чтобы уходить, а он говорит: "Мама, это всё моё". Я говорю: "Как это? Что это такое?" А итальянцы тогда как? "Бедные несчастные дети из России приехали, перестройка, кушать нечего, носить нечего". Жили они в семьях, и итальянцы, видно, посмотрели, в чём приехали российские дети, и собрали, наверное, со всех своих родственников, что только могли. И там от детских ползунков до взрослых свитеров всех размеров, и женское, и мужское, и детское, и всяко разное. И плюс он ещё привёз огроменный красивейший кубок, который ему вручили, как лучшему футболисту. Он привёз оттуда три кубка, он там был лучший нападающий, лучший игрок турнира и ещё кто-то. В общем, какой-то он был весь лучший, его прозвали там "русский Марадона". Вот такой был первый выезд.

Т. ГОРДЕЕВА: Остался нераскрытым вопрос с четырьмя сумками одежды.

Т. АРШАВИНА: Одну сумку и кубок тащил он, три сумки тащила я. Уже не помню, как мы доехали, наверное, брали машину, потому что по-другому было не доехать. Всё это богатство мы привезли домой, и досталось, конечно, всем, и близким, и далёким, всё это мы благополучно раздали. Помню, и мне много чего пригодилось, там и куртки, и джинсы. Мы ещё много лет носили, он вырастал и что-то следующее надевал из того, что привёз.

Я хочу вам сказать вот какую интересную вещь, связанную с этими вещами из Италии. Была ранняя весна, Андрюша со своим приятелем, который не был футболистом, шёл по парку рядом с метро "Чёрная речка". А он был одет в джинсы, куртку красивую — в общем, в то, что из Италии привёз. И к ним пристали два мальчика, гораздо старше их. У Андрюши были часы - когда он выигрывал турниры, ему всегда дарили что-нибудь ценное, поэтому за счёт футбола он всегда был, как сейчас говорят, "в порядке". И эти ребята сказали: "Снимай". Он сначала сказал: "Я не сниму", те стали издеваться над ними и, короче, Андрюшу раздели. Он приехал домой без джинсов, без куртки, без часов, и сказал: "Мам, знаешь, я бы мог легко от них убежать, но вот этот мальчик убежать не мог, потому что он не спортсмен".

Т. ГОРДЕЕВА: Он не мог его бросить.

Т. АРШАВИНА: Он не мог его бросить. И из-за этого разделся и поехал, в чём был. Такой он и есть, на самом деле.

Т. ГОРДЕЕВА: Весёлые времена. И проверка для людей, проверка для пацанов.

Т. АРШАВИНА: Абсолютно.

Коммуналка

Т. ГОРДЕЕВА: Мальчик взрослел. Наступил подростковый период, пресловутый "переходный возраст". Как вы его пережили?

Т. АРШАВИНА: А мы никак его не пережили, у нас его не было.

Т. ГОРДЕЕВА: Какие-то проблемы в общении с ним, в том, чтобы он доверял вам — это было?

Т. АРШАВИНА: Было, конечно. Мы же разошлись с его папой, и для него это был очень тяжёлый момент, это был 1-2 класс. Через год я познакомилась со своим вторым мужем, мы жили с ним у него в квартире. Очень тяжело он переживал момент расхождения нашего.

Т. ГОРДЕЕВА: Тем более, для него отец такую роль сыграл.

Т. АРШАВИНА: Да. Короче говоря, было очень тяжело ему, и он не принимал Игоря, моего второго мужа, и я даже обращалась к детскому психологу, сама, для того, чтобы понять, как мне с ним наладить отношения. Я возвращала его к себе 4 года. Только терпение, только любовь, засовываешь свой язык куда-нибудь подальше, глядя на то, что он вытворяет, предположим. Терпишь и молчишь, для того, чтобы не потерять общение с ребёнком.

Т. ГОРДЕЕВА: Он не мог вам простить, что на месте отца появился другой человек?

Т. АРШАВИНА: Да. У нас вообще всё было непросто, потому что у Игоря был сын, которого он воспитывал, младше Андрея на 4 года.

Т. ГОРДЕЕВА: Я так понимаю, что у мальчишек не было контакта?

Т. АРШАВИНА: У них не было контакта, потому что они абсолютно разные. Хотя они особо не ссорились, ничего такого. Но у того мальчика были проблемы со здоровьем и это тоже накладывало отпечаток на общение. И потом, знаете, Андрюша всё-таки "звёздным" рос.

Т. ГОРДЕЕВА: И быстро пришли первые успехи.

Т. АРШАВИНА: Да. И благодаря этому он очень много дивидендов имел в жизни. И для того, чтобы другому мальчику было не обидно, хотя он был на 4 года младше, у него нет никаких заслуг, наоборот, только большие проблемы с обучением и так далее. Но мы старались компенсировать, чтобы никто никому не завидовал. Было абсолютное равновесие, одинаковые подарки. 10 лет мы жили прекрасно, до определённого момента, пока не встал вопрос отъезда его в Германию со своей мамой.

И тогда у нас рухнула семья. Там было много побочных причин, мы расстались. Это я от него ушла, а он от меня и не уходил, семь лет он меня возвращал. Кода мы уже пережили очень много разных, я бы сказала, трагедий, мы снова соединились, но, к сожалению, долго не прожили. Полгода у нас было такое счастье, а сердце у него не выдержало. Скоропостижно скончался, инфаркт в 45 лет. Серёжа умер в 40 лет, первый муж, а Игорь в 45. У меня отдельная судьба, меня тренировали ещё подруги моей мамы, чтобы я была сильная.

Т. ГОРДЕЕВА: Андрей тогда к вам вернулся.

Т. АРШАВИНА: И Андрей ко мне вернулся. Андрюше было 18 лет, и мы вернулись с ним в наше старое жилье, в коммунальную квартиру, в 18-метровую комнату-вагон, она была тёмная и длинная. И мы там жили два года, пока в "Зените" не узнали, что мы живём в коммуналке в таких условиях - ничего не было, одни стены, мы же всё оставили там.

Т. ГОРДЕЕВА: То есть, комната была у вас?

Т. АРШАВИНА: Да, была комната. После того, как я ушла от родителей… Так получилось, что для того, чтобы растить Андрюшу, мне пришлось расстаться с родителями, и я их больше не видела никогда. Маму вообще живой не видела, только в день смерти. А папу не видела 25 лет.

Т. ГОРДЕЕВА: Можете рассказать, почему это произошло?

Т. АРШАВИНА: Просто моя мама была против того, чтобы Серёжа был моим мужем, и чтобы я рожала Андрея. Мы были не расписаны, он ушёл в армию, а я осталась беременной. Я знала свою маму и понимала, что когда она узнает, что я беременна, будет просто катастрофа. И я до последнего момента ей ничего не говорила, об этом знала только Серёжина мама. Когда я сказала: "Зоя Ивановна, мне нужно с вами поговорить", она сказала: "Ты беременна? Только не делай аборт". Этими словами она сохранила жизнь и Андрею, и мне. Меня она сделала сильной. Она вообще была изумительной, фантастической, моя первая свекровь. Мне пришлось уйти из семьи к Зоечке Ивановне, она сказала: "Ты приходи к нам жить, Серёжа придёт из армии и у вас всё будет хорошо".

Потом, когда он из армии вернулся, мы уже жили, как семья. И для того, чтобы сохранить эту семью, мне пришлось подать на размен квартиры моих родителей. Нам досталась комната в коммуналке на Васильевском острове. И вот мы вернулись туда с Андрюшей, у него были учебники и форма, а у меня вот такой узел, как во время войны, в простыню завязывали всё. Мы пришли, пустая комната и холодильник "ЗИЛ", который дребезжит всё время. Спать не на чем, мы достали из кладовки старый спальник, расстелили и спали с Андрюшей. Андрюше 18 лет, он приехал из квартиры, где было всё, в каждой комнате по телевизору, у нас уже был радиотелефон.

Т. ГОРДЕЕВА: Контраст такой.

Т. АРШАВИНА: Абсолютный! Вы знаете — просто ноль, реальный ноль. Второй раз в жизни я начинала с нуля. В первый раз — когда я уехала от родителей, я начинала с нуля с Серёжей, с алюминиевых ложек, с чайника, в этой же комнатке. И вот с Андрюшей. Мы вообще с голого нуля начинали с ним. А это был год 98-99-й, тогда же всё рухнуло. Обвал рубля, бизнес у меня практически умер, семья умерла, ничего нет, денег практически нет. Но у меня это никак не трогало, если честно. Я по этому поводу не переживала. Я переживала по поводу того, из-за чего мне пришлось уйти от мужа. Андрюша на первую получку покупает диван, он спал на диване, а я на раскладушке. Потом мы купили телевизор, тоже на Андрюшины деньги, он уже в "Зените" играл, ну и у меня стал бизнес налаживаться. А через полтора года кто-то прознал, что он живёт в таких условиях, и ему стали снимать квартиру.

Морозов

Т. ГОРДЕЕВА: Татьяна Ивановна, давайте всё-таки чуть поподробнее: когда конкретно Андрей пришёл в "Зенит"?

Т. АРШАВИНА: Ещё не закончив школу, он подписал контракт с "Зенитом". Тогда Юрий Морозов их тренировал, по-моему, никаких чемпионских званий у них ещё не было.

Т. ГОРДЕЕВА: Команду всё равно любили в городе.

Т. АРШАВИНА: Любили, да. Во-первых, она была одна-единственная. Андрюша сначала был в дубле. Потом у них был выезд в Англию и там он первый раз на поле вышел. По-моему, как-то особо он себя не проявил, но и не испортил матч, и стал появляться здесь на поле.

Т. ГОРДЕЕВА: Уже в основном составе?

Т. АРШАВИНА: Да, уже в основном составе. Но тоже не всё время, сначала это было эпизодически, не на всю игру, а потом как-то стал вживаться. И ещё ребята — Быстров, Денисов, потом Анюков, Кержаков — это был такой кулак наших питерских людей. Морозов вообще был новатором, не боялся молодёжь внедрять. Но он их в бою учил, сорганизовывал, строил команду. Ребятам, конечно, здорово повезло с Юрием Морозовым.

Кержаков: "Аршавин и сейчас дал бы многим фору"

Т. ГОРДЕЕВА: Кстати, благодаря легендарному зенитовскому тренеру Юрию Морозову на футбольном поле возникла "золотая связка" Аршавин - Кержаков. Как создавался этот тандем, спросим у главного тренера футбольного клуба "Нижний Новгород" Александра Кержакова. Он у нас на связи.

Т. АРШАВИНА: Здравствуйте Саша.

А. КЕРЖАКОВ: Здравствуйте.

Т. АРШАВИНА: Добрый день.

А. КЕРЖАКОВ: Добрый.

Т. ГОРДЕЕВА: Как вы друг к другу осторожно, очень интеллигентно, как будто бы никогда в жизни не пересекались.

Т. АРШАВИНА: Нет, мы пересекались, просто очень давно уже, и мы как-то редко видимся.

Т. ГОРДЕЕВА: Но в своё время вы, конечно, на них насмотрелись, Татьяна Ивановна. На двух замечательных орлов. Андрей Аршавин, Александр Кержаков, "золотая связка", огромное количество болельщиков вспоминают об этом великолепном тандеме и о том, какие комбинации вы разыгрывали на поле, с восторгом. Александр, скажите, пожалуйста, как возникла эта связка?

А. КЕРЖАКОВ: Всё благодаря Юрию Андреевичу Морозову. Я пришёл в команду, когда Андрей уже был в основном составе "Зенита", в сезоне 2000 года. Я пришёл в 2001 году. Потихоньку-потихоньку нам стали доверять играть в основном составе и с лёгкой руки Геннадия Сергеевича Орлова, который в одной из трансляций назвал нашу связку "золотой", это и пошло.

Т. ГОРДЕЕВА: А вы сами никогда не подсчитывали коэффициент полезного действия вашей связки, он каков был?

А. КЕРЖАКОВ: Я подсчётами не занимался, но судя по тому, что говорят болельщики, практически все голы я забил с передач Андрея, поэтому, наверное, так и есть.

Т. ГОРДЕЕВА: Так, а что делал Кержаков, если на поле не было Аршавина?

А. КЕРЖАКОВ: Я грустил. Его невозможно было заменить. Но как-то приходилось… Не скажу, что это было легко.

Т. ГОРДЕЕВА: Саша, а вот такой момент: это наработанное понимание? По взгляду, по жесту, или это уже на уровне чутья, друг друга поймать, получить от Андрея пас и уже дальше дать ему развитие?

А. КЕРЖАКОВ: Я долго об этом думал. Думаю, что самое главное — это качества футболиста. Потому что у Андрея это было на высшем уровне, его техническое оснащение, индивидуальное. Поэтому понимать футболиста высокого уровня не так сложно. Он всегда знает, когда сделать передачу и куда её сделать. Моё дело было своевременно открываться и не задумываться вообще ни над чем. Думаю, это основная причина того, насколько мне легко было играть с Андреем вместе.

К. ГАЙСИНА: Сейчас вы главный тренер новой для РПЛ команды, как думаете, смог бы Андрей Аршавин по своим кондициям ещё поиграть у вас сезон-другой?

А. КЕРЖАКОВ: Конечно же, смог. Думаю, что даже сейчас, без тренировок, он бы просто надел футбольную форму, бутсы, и был бы игроком основного состава.

К. ГАЙСИНА: Дал бы всем фору, да?

А. КЕРЖАКОВ: Конечно.

Т. ГОРДЕЕВА: Спасибо огромное.

Т. АРШАВИНА: Спасибо большое, Саша.

А. КЕРЖАКОВ: Да не за что.

Т. АРШАВИНА: Успехов на новом месте работы.

А. КЕРЖАКОВ: Спасибо большое. Вам здоровья, главное всем. До свидания.

Т. ГОРДЕЕВА: Спасибо огромное. Александр Кержаков был у нас в программе. Ну что же, пора нам сделать перерыв, а через несколько минут продолжим.

*****

Лондон

Т. ГОРДЕЕВА: Андрей Аршавин, Шава. Есть очень хорошее его представление в спортивных медиа: "Будущую звезду видно с детства. Так случается, что кто-то берёт габаритами, кто-то — выносливостью, кто-то неимоверной мотивацией. Аршавин взял тем, что родился гением". Мы продолжаем разговор с мамой Андрея Сергеевича.

К. ГАЙСИНА: Это проект Российского футбольного союза при поддержке "Газпромбанка" — "Мама знает всё". Ведущие программы — Катрина Гайсина и Татьяна Гордеева. Татьяна Ивановна, отдельно поговорим про "Арсенал".

Т. ГОРДЕЕВА: Хотя он и так звучит постоянно в нашем разговоре, но это неизбежно.

К. ГАЙСИНА: Этим эпизодом в его карьере гордились все. Даже, по-моему, самые отпетые скептики их числа футбольных экспертов России. Сам момент его приглашения в европейский клуб — как это случилось? Расскажите.

Т. АРШАВИНА: Проходило всё очень драматично. Как-то очень долго не подписывался контракт, не было согласований. Видно, из "Зенита" его никак не хотели отпускать.

Т. ГОРДЕЕВА: Либо хотели получить большую сумму.

Т. АРШАВИНА: Да. В общем, договорённость была достигнута, буквально в секунды закрытия трансферного окна получили известие о том, что Андрюшу отпускают из "Зенита". Я помню, я гуляла с собакой вечером, уже было поздно, и вот это всё решалось. И мне звонили всякие-разные журналисты и спрашивали: "Ну что, подписали контракт, не подписали? Как там что?" В один прекрасный момент я сняла трубку, и мне говорят: "Как вы себя сейчас чувствуете, Татьяна Ивановна, после того, как контракт не подписан? Трансферное окно закрылось. Что вы сейчас ощущаете?" Я говорю: "Знаете, я сейчас не могу ничего вам ответить, потому что я не располагаю данными, что на самом деле произошло, и как обстоят дела". Не стала ничего говорить.

И буквально через какое-то время, Андрей позвонил и сказал: "Мам, всё, контракт подписан". У меня, конечно, гора с плеч свалилась. Вот тогда я поняла, насколько я была напряжена, и насколько это вообще было важно — чтобы он уехал, чтобы сбылась его мечта играть в европейском клубе.

Т. ГОРДЕЕВА: Какие условия создал "Арсенал" ему по прибытию?

Т. АРШАВИНА: Он какое-то время сначала в гостинице жил, а потом они сняли дом, который был разделён на две стороны: в одной четырёхэтажная квартира и в другой. Как всё это происходило, я не знаю, потому что он уже жил с Юлей, в семье. Но он был всем доволен. Андрей ведь на самом деле совершенно неприхотливый. Мальчик из коммуналки, он столько всего прошёл и прожил. Единственное, что я очень хорошо помню — что он недоумевал, так будем говорить, по поводу того, что в Англии реально всё не так. Там два крана — с холодной водой и с горячей, там левостороннее движение, там действительно к футболистам не относятся, как к звёздам. Там всё ты должен сам. Все коммунальные вопросы ты должен решать сам, как угодно.

Единственное, ему дали в помощь человека, англичанина, замечательного дяденьку (я не помню сейчас, как его зовут), который курировал Андрея от первого до последнего практически дня. Он очень ему помогал адаптироваться в Лондоне ко всем нюансам. Конечно, это всё было непросто, но я была так этому рада — вы даже не представляете. Для меня это было замечательное приключение, потому что только трудности воспитывают мужчину. А у нас здесь была такая райская жизнь, какие тут трудности! В армии он не служил — не пришлось. То есть, не жизнь, а сплошная перина пуховая. А там вот эти заморочки, казалось бы — они реально воспитывают в человеке и терпимость, и уважение к другой культуре, и ты много ещё чего разного узнаёшь, познаёшь.

И конечно, к Андрею там относились как к звезде, особенно русскоговорящие люди — бизнесмены, люди известные и так далее. Везде его приглашали в свой круг, они ходили в свет. Юля была приглашена на всякие конные мероприятия — а там вообще все сливки английского общества. Конечно, ребята старались как-то себя достойно там проявлять и ломать вот этот стереотип русского медведя, который ходит у нас по улицам. То есть, в них видели представителей России, и им нужно было соответствовать. Они очень старались, у них это получалось.

Т. ГОРДЕЕВА: Где смотрели тот самый матч на "Энфилде"?

Т. АРШАВИНА: На даче.

Т. ГОРДЕЕВА: То есть, по телевизору?

Т. АРШАВИНА: Да, по телевизору.

Т. ГОРДЕЕВА: Свистели, нет? Что с вами происходило? Просто напомним тем, кто вдруг не в курсе: тогда в игре с "Ливерпулем" Аршавин оформил покер: 4 гола. 4 гола за одну игру! Что-то невероятное.

Т. АРШАВИНА: Невероятное. Вообще это уникальный случай. У него было 4 возможности, и он все реализовал. Он в этом матче был очень незаметен, как-то партнёры обходили вниманием, что он вообще есть на поле. Он очень мало получал мяч в этой игре. И когда получал, то творил вот такие чудеса.

Т. ГОРДЕЕВА: Даже если статистику посмотреть спортивную, подобный трюк, покер, удавалось провернуть в последний раз футболисту "Вулверхэмптона" Уэсткотту в 1946 году. И потом Аршавин.

Т. АРШАВИНА: Да, столько лет прошло. Это реальное спортивное достижение, очень высокое.

К. ГАЙСИНА: По вашему мнению, работа в "Арсенале" — это пик его карьеры?

Т. АРШАВИНА: По тому, как произошло дальше — я думаю, что да, пик. Но у меня абсолютно глубокое убеждение, что ему просто сломали карьеру. Это люди сломали — те, которые тогда выпустили в эфир вот это: "ваши ожидания — это ваши проблемы". Я думаю, это они приложили руку. Я просто в этом уверена на тысячу процентов. Я не знаю, каким образом, но они повлияли на это. Просто ему не дали играть. Я знаю, что и в Казахстане тоже всё непросто очень складывалось.

Т. ГОРДЕЕВА: А вы говорили когда-нибудь ему, может быть, даже на фоне всех этих происходящих событий, когда пошёл спад в футболе, когда и в "Арсенале" всё чаще стал на скамейку запасных садиться — говорили ему: "Сын, бросай всё"?

Т. АРШАВИНА: Нет, никогда не говорила. Единственное, что, конечно, как любого спортсмена, который с пелёнок в спорте, его очень волновал вопрос, как он будет жить дальше. Тем более, он понимал, что он — фигура неоднозначная, отношение к нему неоднозначное. Хотя у него были предложения даже в Казахстане.

Т. ГОРДЕЕВА: Вот кстати, по поводу Казахстана и "Кайрата". Это 2016 год, он туда уехал, и там его поджидал Александр Бородюк — главный тренер, с которым они были ещё знакомы по сборной России. Казахстан чем вам запомнился?

Т. АРШАВИНА: Прекрасный фон, потому что Андрюша привлёк внимание к казахскому футболу и к команде "Кайрат". Я думаю, что никто не пожалел, что Андрюша там играл: ни казахские болельщики, ни президент клуба. Прекрасный след о себе оставил там, в Казахстане.

Бородюк: "В Казахстане был бум по Аршавину"

Т. ГОРДЕЕВА: Давайте мы сейчас ещё поговорим об этом. Уже упомянутый Александр Бородюк у нас в эфире, советский и российский футболист и тренер, чемпион Олимпийских игр 1988 года в Сеуле, заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер России. Здравствуйте.

Т. АРШАВИНА: Добрый день, рада вас слышать.

А. БОРОДЮК: Добрый день, да. Татьяна Ивановна, взаимно.

Т. АРШАВИНА: Я хочу Александру Генриховичу сказать огромное спасибо за прекрасную роль, которую он сыграл в жизни Анрюши. Спасибо вам большое и за сборную, и за Казахстан.

А. БОРОДЮК: Это вам спасибо, потому что мама — это самый-самый надёжный человек в жизни, наверное, любого. Это самое главное. Конечно, зависит всё: и воспитание, и становление, и характер. А если говорить со спортивной точки зрения, он хороший футболист и хороший человек.

К. ГАЙСИНА: Несколько лет назад, едва возглавив казахстанский клуб "Кайрат", вы сразу позвали туда Андрея. Можно сказать, что вы не прогадали, и в Казахстане был настоящий бум по Аршавину?

А. БОРОДЮК: Я думаю, что конечно. И то, что я позвал его, и то, что, наверное, не прогадал и футбольный клуб "Кайрат", и сам Андрей в этом плане в спортивной карьере… Он продлил своё, скажем так, долголетие футбольной жизни, проявил себя с самой лучшей стороны в футбольном клубе "Кайрат". Принимает решение непосредственно сам футболист.

К. ГАЙСИНА: А что есть в Аршавине такого, чего не хватает футболистам сегодняшним?

А. БОРОДЮК: Если говорить со спортивной точки зрения, то, естественно, Андрей обладает хорошими качествами: у него была скорость, дриблинг, понимание игры. Все те качества, которые необходимы для футболиста.

Т. ГОРДЕЕВА: Спасибо вам огромное, Александр Генрихович. Столько приятных слов в адрес Татьяны Ивановны.

А. БОРОДЮК: Спасибо, всего доброго.

Т. ГОРДЕЕВА: Ещё раз, дорогие друзья: советский и российский футболист и тренер Александр Бородюк был у нас на связи. Андрей Аршавин сегодня у нас незримо присутствует в студии. Говорим про него. Сейчас прервёмся, но это ещё не финал. Продолжим через несколько минут.

*****

К. ГАЙСИНА: Мы продолжаем. Программа создана по инициативе Российского футбольного союза при поддержке "Газпромбанка". Общаемся сегодня с мамой Андрея Аршавина, Татьяной Ивановной Аршавиной.

Т. ГОРДЕЕВА: Татьяна Ивановна, и всё-таки ещё раз отдельно про Чемпионат Европы 2008 года, потому что это отдельная строчка в истории российской сборной, в сердцах болельщиков, наверное, и в вашем сердце тоже.

Т. АРШАВИНА: Ну конечно, потому что это было какое-то такое волшебное чувство — замечательное, прекрасное, когда болельщикам и всей стране была подарена надежда, было подарено счастье вот этой победой. Что мы что-то можем, что мы не хуже, что у нас есть воля к победе. Потому что вообще-то всё тоже драматически складывалось у нашей сборной. Первые игры проиграли, потом Андрюша был дисквалифицирован, непонятно было вообще, войдёт он опять в игру или нет. Но вера тренера в него… Ещё наши чиновники за Андрюшу похлопотали, в частности, Колосков, что дисквалификацию сократили с трёх матчей до двух, и у него была возможность выступить. И сам Андрей не подвёл тоже никого. И вообще, это был какой-то конгломерат опыта, желания, профессионализма, ума, техники и так далее. Как-то очень всё гармонично сложилось. Естественно, начиная с тренера. Просто умная была команда.

К. ГАЙСИНА: А помните день, когда впервые Андрея позвали в сборную?

Т. АРШАВИНА: Нет, я не помню. Я очень хорошо помню дни, когда его отцепляли от сборной все предыдущие наши русские тренеры. Когда он надеялся поехать в Японию, ещё куда-то, он готовился — и всё, говорили, что нет, Аршавин не поедет.

Т. ГОРДЕЕВА: Почему?

Т. АРШАВИНА: То он маленький ростом, то не вписывается в игру сборной, то они вообще не знают, что с ним делать. В общем, я считаю, что это совершенно непрофессиональные люди.

Т. ГОРДЕЕВА: Гус Хиддинк — любовь ваша, я так понимаю?

Т. АРШАВИНА: Ну да, потому что он как-то по-особенному относился к нашей сборной. Я однажды его видела и с ним поздоровалась, они жили у нас на Невском в гостинице, я к Андрюше приезжала. У него совершенно потрясающая обаятельная улыбка. У него такая харизма, которая покрывает всё вокруг. Вот такой человек.

Т. ГОРДЕЕВА: Но при этом он тоже ведь не розовый и пушистый.

Т. АРШАВИНА: Нет, он вообще никакой не розовый и никакой не пушистый. Просто он умеет людей заинтересовать, он их видит насквозь, все их профессиональные качества. Он умеет их так соединить, чтобы паззл сложился. Представляете, начали играть и тоже проиграли с крупным счётом первую игру кому-то. И ему надо было перестраивать эту команду прямо по ходу пьесы, как-то сразу что-то понимать об этом: почему проигрыш, почему так, а не сяк. И он всё это делал, он умел. Вот говорят: "мягкая сила". Это понятие к нему, мне кажется, можно применить. Ведь что он первое сделал? Он раскрепостил наших ребят. Эти мальчики же работали с нашими тренерами в предыдущих чемпионатах и были, как солдаты. А здесь он дал им какую-то внутреннюю свободу. Он в них жизнь вдохнул. Они поняли свою значимость, что ли, свои возможности. И вот они стали героями поэтому. Они бились за страну свою, и за тренера своего бились.

К. ГАЙСИНА: В одном из интервью Андрей сказал, что сам бы он тренером никогда не смог быть, потому что он псих.

Т. АРШАВИНА: Абсолютно так. Я знаю об этом, и когда его поставили сейчас тренировать мальчиков, он сначала пришёл и сказал: "Мам, я вообще не знаю. В моей команде половина из них не играла бы. Что они делают в спортшколе, непонятно". Но он с ними работал, и я знаю, что его прозвали "злой тренер".

Т. ГОРДЕЕВА: Сами футболисты.

Т. АРШАВИНА: Да. Вот эти ребята сказали: "злой тренер". Но они выиграли через два года, понимаете?

К. ГАЙСИНА: Вместе с ним.

Т. АРШАВИНА: Он говорит, что его заслуга минимальная. Конечно, там уже был тренер до него, который с ними работал. Понятное дело, что они работали, и прежде всего это их заслуга. Но они же всё равно выиграли.

Т. ГОРДЕЕВА: "Хороших футболистов с простыми характерами я мало видел". Это цитата Андрея Аршавина. Вы согласитесь с ним тоже, наверное?

Т. АРШАВИНА: Ну конечно.

Т. ГОРДЕЕВА: Начнём с него опять-таки, да?

Т. АРШАВИНА: Да. Потому что в футболе нужно принимать быстрые решения, нужно всё время обострять, нужно идти напролом, на прорыв. Нужен характер. Это не характер "паинька", это как раз характер, может быть, "мятежник". Бесшабашество какое-то. На поле нельзя быть трусом. Есть хорошая песня: "В бою — удача смелому, а трусу — никогда!" Нужно понимать, где ворота находятся. Не назад пас давать, а ворота, в которые нужно гол забить — они впереди, нужно идти вперёд. Пока искра в тебе не загорится, и ты не попрёшь наперекор всему, результата никак не добиться.

Т. ГОРДЕЕВА: Однажды у Андрея спросили, каким он в юности представлял последние годы своей карьеры. И он ответил, что вообще в юности никогда не думал, что футбол станет его профессией. Татьяна Ивановна, ваш слушает огромное количество людей, среди которых есть как начинающие футболисты, так и их родители. Надо ли идти в современный футбол?

Т. АРШАВИНА: Надо идти только тем людям, тем мальчикам, которые способны, например, встать в 8 утра, поехать из одного конца города в другой на общественном транспорте, когда идёт дождь, когда сильные морозы, когда большая жара. И так делать на протяжении, предположим, 10 лет. Вот если этот человек готов так работать, и работать 5-6 дней в неделю с утра до вечера, не когда тебя привозят на машине родители к стадиону и забирают, а когда ты сам, своими ногами и руками творишь своё мастерство в футболе. Несмотря ни на что, несмотря на поражения, победы, приятные моменты, тревожные моменты. Тебя ничего не ломает, и ты переносишь это легко, потому что ты без этого жить не можешь. Вот тогда этим можно заниматься.

И когда ты не ждёшь дивидендов. Потому что, когда мы начинали играть в футбол, никто денег от футбола не имел и не ждал их, и мы не за деньги начинали играть, а за интерес. Просто был сумасшедший интерес, и без футбола никто в нашей семье жить не мог. А мы, естественно, подстраивались все под него, под Андрея. Были травмы, и очень серьёзные травмы. У него вообще живого места на теле нет: у него разбита голова, у него был порван язык, у него сорвана спина, у него переломаны руки, сорваны ноги, колени, ягодицы, пах, ступни, голеностопы. На нём нет ни одного живого места.

И он, несмотря на это, всегда играл, и об этом мало кто знает. Всегда только все требовали высочайшего результата. А это очень тяжело, это знаете, как останавливает и гасит желание играть? Все эти физические нагрузки, травмы. А уж психологические, когда тебя просто гнобят годами… Это очень тяжело. Вот если ты готов это всё вынести, то иди играй в футбол.

Т. ГОРДЕЕВА: Я думаю, мы будем, наверное, заканчивать. Тем более, последний ваш по сути монолог так много объясняет, так много даёт понять. Я думаю, люди, особенно те, к которым мы сегодня апеллировали — мамы будущих футболистов, сами футболисты — если внимательно слушали, то услышать могли очень много, очень глубоко, очень трогательно, очень тонко. Но, с другой стороны, весомо. Спасибо вам огромное. Друзья, у нас сегодня в программе была Татьяна Ивановна Аршавина, мама Андрея Аршавина.

Т. АРШАВИНА: Спасибо вам.

К. ГАЙСИНА: Этот выпуск и все предыдущие доступны на всех подкаст-платформах и на сайте "Авторадио". Вы можете слушать их в любое удобное для вас время. Забивайте в поиске: "Мама знает всё". А на этом мы прощаемся с нашими слушателями ровно на неделю.

Т. ГОРДЕЕВА: С вами были Татьяна Гордеева и Катрина Гайсина. До встречи.